РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ

УЧЕНИК: В чем высочайшая цель духовного опыта для человека?

МАХАРШИ: Само-осуществление.

У. Может ли женатый человек осознать Самость?

М. Конечно. Женатый или холостой — человек может осознать Самость, ибо ТО существует здесь и сей­час. Если бы ОНО таковым не было, а достигалось определенным усилием за некоторое время, или если бы ОНО было чем-то новым, что должно быть приобретено, то к НЕМУ не стоило бы и стремить­ся, ибо не естественное не может быть и неизмен­ным. Но я утверждаю, что ваша Истинная Природа, Самость, неизменно пребывает здесь и сейчас и Сама по Себе.

У. Соляную куклу1, растворяющуюся в море, уже РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ не защитит водонепроницаемая одежда. Этот мир, в котором мы должны тяжко трудиться изо дня в день, подобен океану.

М. Да, и вовне направленный ум является здесь одеж­дой, непроницаемой для воды.

У. Но как тогда можно работать и, будучи свободным от желаний, поддерживать внутреннюю сосредо­точенность, уединение? Ведь жизненные обязан­ности оставляют мало времени для медитации или даже для молитвы.

М. Да. Работа, совершаемая с привязанностью, явля­ется оковами, тогда как работа, выполняемая без привязанности, не затрагивает делающего, даже в процессе работы он пребывает в уединении. Вы­полнение вашего долга есть воистину поклонение Богу (намаскар),а РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ единственно правильной позой (асаной) является пребывание в Нем.

У. Значит, мне не следует отказываться от семейной жизни?

М. Если такова ваша судьба, то вопрос не должен и возникнуть.

У. Почему же тогда Вы еще в юности оставили свой дом?

М. Ничего не случается без Божественного провидения. Поведение человека в этой жизни определено его судьбой — прарабдхой.

У. Будет ли правильным посвятить все мое время поиску Самости, своего Я? Если же это для меня невоз­можно, то должен ли я, сосредоточиваясь в уста­новленное заранее время, просто сохранять спо­койствие?

М. Очень хорошо, если вы можете всегда сохранять спокойствие, не погружаясь РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ умом в иные дела. Если же это не удается сделать, то в чем польза от периодического спокойствия, когда вы стреми­тесь к Осуществлению? Пока у человека есть обя­занности, требующие активности, пусть он ни на минуту не прекращает попыток осознать Самость.

У. Влияют ли действия человека в этой жизни на его последующие рождения?

М. Разве вы рождены? Почему вы думаете о других рождениях? Факт состоит в том, что нет ни рожде­ния, ни смерти. Пусть тот, кто рожден, думает о смерти и ее смягчении!

У. Вы можете показать мне умерших близких?

М. Разве вы знали своих родственников перед их РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ рож­дением, что вам так хочется узнать о них после смерти?

У. Есть ли шансы у семьянина, грихастхи,достичь Ос­вобождения, мокши? Обязательно ли ему для этого становиться нищим?

М. Зачем вы думаете, что вы грихастха?Подобные мысли, что вы — санньяси,отрекшийся, будут преследовать вас, даже если вы покинете мир как санньяси. Останетесь ли вы в миру или же отре­четесь от него и уйдете в лес, ум будет пресле­довать вас. Источником мысли является эго. Оно творит тело и мир и заставляет вас думать, что вы — грихастха.Если же вы отречетесь от мира, то это только заменит мысль о грихастхе на РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ мысль о санньяси, а окружение дома на лес, но ментальные препятствия всегда с вами. Они даже сильно возрастут в новой обстановке. Изменение среды вам не поможет. Ум — это единст­венное препятствие, и он должен быть превзойден — дома ли, в лесу ли. Если вы можете сделать это в лесу, то почему не дома? Следовательно, зачем менять окружение? Ваши усилия могут пред­приниматься даже сейчас, при любом окруже­нии.



У. Возможно ли наслаждаться погруженностью в Са­мость, самадхи, будучи занятым мирской рабо­той?

М. Помехой этому является чувство „Я работаю”. Спросите себя: «Кто работает?», вспомните, кто вы есть на самом деле РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ, и тогда работа не будет связы­вать вас, она будет выполняться автоматически. Не предпринимайте усилия ни к работе, ни к отре­чению — ваше усилие само есть узы. Чему суждено случиться — случится обязательно. Если вам не суждено работать, то, даже стремясь к работе, вы не найдете ее. Если вам суждено работать, то ра­боты не избежать — вы будете вынуждены зани­маться ею. Итак, оставьте работу Высшей Силе — по собственной воле отречься или остаться в миру вы не можете.

У. Бхагаван говорил, что если заниматься поиском Бога „внутри”, то „внешняя” работа будет продолжать­ся автоматически. В описании жизни Шри Чайтаньи сказано РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ, что, наставляя учеников, он на самом деле искал Кришну (Себя) внутри, полностью забыв тело и продолжая говорить только о Кришне. Я сомневаюсь, что работа может быть без ущерба предоставлена самой себе. Не следует ли уделять частицу внимания и работе тела?

М. Самость (ваша Истинная Природа) охватывает все. Разве вы в стороне от Самости? Или работа может продолжаться без Самости? Самость является все­общей, а потому все действия будут происходить в любом случае — стараетесь ли вы изо всех сил заниматься ими или нет. Работа будет идти сама. Так и Кришна сказал Арджуне, что ему не нужно винить РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ себя в убийстве Кауравов — они уже убиты Богом2. Это не ваша задача решаться на работу и беспокоиться о ней — нужно только выполнять волю Высшей Силы.

У. Но ведь работа может пострадать, если я не слежу за ней.

М. Слежение за Самостью и означает слежение за рабо­той. Вы думаете, что работа сделана вами, потому что отождествляете себя с телом. Но тело и его активность, включающая эту работу, не отделены от Самости. Ведь вы не следите за своими шагами, когда куда-то направляетесь, но через некоторое время вы у цели. Ходьба продолжается без вашего слежения за ней. Точно так же дело обстоит и РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ с другими видами работы.

У. Тогда это напоминает поведение лунатика.

М. Напоминает сомнамбулизм? Совершенно верно. Если мать ночью кормит крепко спящего ребенка, он ест так же хорошо, как и при полном бодрствовании, но наутро убежден, что ночью не ел, так как не осознавал производимого им действия. Тем не ме­нее, действие происходило.

Или, например, путешественник, едущий в телеге, засыпает. Волы движутся, останавливаются, их распрягают по дороге. Путешественник не знает всего этого, но после пробуждения оказывается в другом месте. Поездка закончилась, хотя он нахо­дился в блаженном неведении относительно всех событий в пути. Подобное происходит и с РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ Самостью человека. Вечно бодрствующая Самость сравнима с путешественником, спящим в телеге. Бодрствен­ное состояние это есть движение волов, а самад­хи — их неподвижность (потому что самадхи озна­чает бодрствующий сон — джаграт-сушупти,то есть человек осознает действие, но не заинтересован в нем — волы запряжены, но не движутся). Глубокий сон — распрягание волов, ибо это отвечает полному прекращению активности, соответствующему освобо­ждению волов от упряжи.

Возьмем еще пример с кинотеатром. При показе ки­нофильма картины действия проецируются на экран, но движущиеся изображения не задевают и не из­меняют экрана. Зритель смотрит на них, а не на экран. Изображения не могут существовать РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ от­дельно от экрана, однако сам экран игнорируется. Точно так же Самость является экраном, на кото­ром наблюдаются картины, действия и т. п. Чело­век осознает последние, но не осознает неотъемле­мого первого. Тем не менее мир изображений не находится в стороне от Самости, и, осведомлен ли человек об экране или нет, действия будут про­должаться.

У. Но ведь в кинотеатре есть киномеханик?

М. Да, но кинопоказ выполняется бесчувственными материалами. Источник света, кинокадры, экран и т. п. — всё это не чувствующее, и потому нужен киномеханик, чувствующий деятель. С другой сто­роны, Самость есть абсолютное Сознание и, сле­довательно, замкнута РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ, не требует дополнений. Не может быть оператора, отдельного от Самости.

У. Я не путаю тело с оператором машины, а скорее имею в виду слова Кришны в 61-м стихе XVIII главы Гиты:

«Господь в Сердце каждого существа пребывает,
о Арджуна,

Как на (гончарном) колесе вращая все существа
силой Своей майи»3.

М. Функции тела, включающие необходимость опера­тора, рождены в уме, а поскольку тело есть джа­да, или не чувствующее, то чувствующий управля­ющий необходим. Кришна говорил, что Бог пре­бывает в Сердце как Владыка индивидуальных душ — джив,потому что люди думают, что они являются дживами. На самом деле не сущест­вует РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ ни джив,ни Владыки, внешнего по отношению к ним, ибо Самость все заключает в СЕБЕ. И экран в кинотеатре, и изображения на нем, зри­тель, актеры, киномеханик, освещение, само здание кинотеатра и все прочее есть ОНА. То, что вы сме­шиваете свою Сущность, Самость с телом, пред­ставляя себя актером, напоминает ситуацию, когда зритель в кинотеатре, вживаясь в фильм, представ­ляет себя актером. Представьте себе актера, у ко­торого вы осведомляетесь, может ли он играть без подмостков! То же самое и в случае с человеком, думающим, что его действия отделены от Самости.

У. С другой стороны, это похоже на приглашение РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ зрителю действовать в кинокартине.Итак, мы должны поз­нать глубокий сон-бодрствование!

М. Действия и состояния всегда соответствуют какой-то определенной точке зрения. Например, ворона, слон и змея — все они используют один орган для двух альтернативных целей. Одним глазом ворона осматривает обе стороны; для слона хобот служит одновременно рукой и носом, а змея одинаково хорошо видит и слышит глазами. Скажете ли вы, что ворона имеет глаз или глаза, а хобот слона является рукой или носом, или назовете глаза змеи ее ушами — это означает одно и то же. Подобно этому для человека, достигшего Само-осознания — джняни,глубокий сон-бодрствование или бодрство­вание РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ-глубокий сон или сновидения-глубокий сон, сновидения-бодрствование — все есть одно и то же состояние.

У. Но мы должны иметь дело с физическим телом в физическом, бодрствующем мире! Если мы глубоко заснем во время работы или попытаемся работать во время сна, то работа пойдет неправильно.

М. Глубокий сон не является неведением, он есть чистое состояние человека, а бодрствование не является знанием, оно — неведение. Есть полное сознание в глубоком сне и полное неведение в бодрствова­нии. Ваша настоящая природа перекрывает оба эти состояния и простирается вне их. Самость пре­восходит как знание, так и неведение. Состояния глубокого сна, сновидений РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ и бодрствования явля­ются лишь формами, проходящими перед Самостью и развивающимися независимо от того, осознаете вы их или нет. Состояние джняни таково, что в нем проходят состояния самадхи,бодрство­вания, сновидений и глубокого сна, подобно тому как волы движутся, останавливаются или распря­гаются в то время, когда пассажир спит. Эти от­веты соответствуют лишь точке зрения невежест­венного — аджняни,так как в противном случае такие вопросы не возникнут.

У. Конечно, они не могут возникнуть у Самости. Кто бы тогда спрашивал? Но, к несчастью, я еще не осо­знал Самость!

М. Это как раз и является препятствием на вашем пути РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ. Вы должны отделаться от идеи, что вы аджня­ни и еще не осознали Самость. Вы естьСамость. Было ли время, когда вы не осознавали эту Са­мость?

У. Итак, мы должны экспериментировать в глубоком сне-бодрствовании... или в фантазии?

М. (Смеется).

У. Я придерживаюсь того мнения, что физическое тело человека, погруженного в самадхи в резуль­тате непрерываемого „созерцания”* Самости, мо­жет стать по этой причине неподвижным. Оно мо­жет быть активным или нет, но ум, установившийся в таком „созерцании”, не будет затронут движени­ями тела или чувств, не будет и беспокойства ума, являющегося предтечей физической деятельности. В то же время РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ другой человек, возражая, дока­зывает, что физическая деятельность, несомненно, препятствует самадхи или непрерывному „созер­цанию”. Каково мнение Бхагавана? Вы есть жи­вое доказательство моего утверждения.

М. Вы оба правы: вы говорите о сахаджа нирвикаль­па самадхи,а другой — о кевала нирвикальпа самад­хи.В последнем случае ум жив, но погружен в Свет Самости (поскольку в глубоком сне ум находится в темноте неведения), и субъект проводит различие между самадхи и деятельностью после выхода из самадхи.Более того, активность тела, органов позна­ния, жизненных сил, ума и внимание к объектам являются препятствием для устремленного к пости­жению кевала нирвикальпа самадхи.

В сахаджа РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ самадхи,однако, ум растворен в Са­мости и утрачен. Следовательно, различий и пре­пятствий, отмеченных выше, здесь не существу­ет. Активность такого Существа подобна кормле­нию спящего ребенка, воспринимаемому наблюда­телем, но не самим субъектом. Путешественник, глубоко спящий в движущейся повозке, не осоз­нает ее движения, поскольку его ум погружен в темноту. В то же время сахаджа-джняни не осознает своих телесных активностей, ибо его ум мертв, будучи растворен в экстазе Чидананды (Бла­женства Самости).

Для большей ясности различия между глубоким сном, кевала нирвикальпа самадхи и сахаджа нирвикальпа самадхи можно пред­ставить в форме таблицы, как это РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ и сделано, Шри Бхагаваном:

Глубокий сон Кевала нирвикальпа самадхи Сахаджа нирвикальпа самадхи
(1) Ум жив (2) погружен в темноту забвения (1) Ум жив (2) погружен в Свет (3) подобен ведру, при­вязанному к веревке и опущенному в во­ду колодца (4) как ведро вытаски­вается за другой конец веревки, так и ум покидает Свет (1) Ум мертв (2) растворен в Самости (3) подобен реке, впа­дающей в океан и утрачивающей свою индивидуальность (4) река не может вер­нуться из океана

У Мудреца, осознавшего Самость, ум полностью разрушен и мертв, но для внешнего наблюдателя Мудрец может казаться обладающим умом, словно мирянин. Следовательно, личность „я” Мудреца имеет только кажущуюся „объективную РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ” „реальность”, а на самом деле это „я” не имеет ни субъективного существования, ни объективной реаль­ности.


II


documentawaccir.html
documentawacjsz.html
documentawacrdh.html
documentawacynp.html
documentawadfxx.html
Документ РАБОТА И ОТРЕЧЕНИЕ